?

Log in

No account? Create an account

день Боли


Это прадедушка моего сына, дедушка мужа. Владимир Гаврилович. Герой войны, танкист, отец большущего семейства.
Мои собственные дедушки прошли в войну два разных трагических пути:
Александр Филиппович, папин папа, гнавший фашиста до Берлина.
Мефодий Антонович, мамин папа, переживший долгие годы плена в концлагере, грезивший о Родине, освобожденный союзниками, отказавшийся от жизни в Европе, вернувшийся домой и подвергнутый тяжелым обвинениям. Он встретил мою бабушку уже после войны, а она к тому времени потеряла первого мужа и двух дочек.
И да, бабушки. Мои и чужие бабушки... Их женская доля всяко не легче - ждать, выживать, поддерживать жизнь, хранить жизнь. Создавать жизнь из ничего. Быть. Чтобы было куда вернуться и что защищать. Не зря ведь, многим проще Делать, чем Быть.
Я, как и многие миллионы людей, благодарна за победу героям и ждавшим. Но, взрослея, все чаще думаю о том, как жили они до и после нее. Эта боль и этот ужас, что не под силу пережить душе человека, она же навсегда осталась с ними, после того как отгремели салюты, нужно было строить. Нужно было воспитывать детей.
Поэтому я благодарна им еще больше за то, что они смогли не смотря на всю свою коверкающую душу боль, которая никуда не делась, и всегда была готова настигнуть, воспитать наших родителей людьми. А те, несмотря на свою боль, и вместе с нею, воспитали нас. И у нас есть дети, и мы тоже стараемся. Мне верится, что каждое новое поколение живет чуть более беззаботно и чуть меньше страдает, по крайней мере, и мерило страданий уже немного видоизменяется. Конечно, те беды и горе наших любимых дедушек и бабушек, настолько необъятны, что одному человеку, одному поколению это не под силу пережить без последствий, и вот в этом психологическом смысле то, что сейчас называют "передача травмы через поколения" можно назвать нашим продолжением их подвига, если занять в этом активную позицию и найти личностный смысл. Не просто страдать от плохости себя и людей в своей стране, а "болеть за дедушку" - вот на это я готова подписаться.
Пусть и не совсем добровольно, мы взяли на себя тоже часть их боли, мы совершаем работу души, болея эту боль и разделяя эту ношу, и отдаем детям каждый раз чуть меньше боли и чуть больше психического здоровья. Мне кажется. Я надеюсь.
И это уже может быть осознанным выбором - делать этот мир лучше, взять на себя эту боль, этот кусочек, который достался мне. По наследству. Видоизменненый и слегка урезанный. Это может быть нашей благодарностью, нашей точкой встречи с ними вне-времени, нашим подвигом в якобы-мирное-время. Через проживание своей боли, принятие несовершенства своих родителей и своего собственного, и попытки подарить лучшее из того, что имеем, нашим детям. Участвовать в подвиге, пытаясь быть хорошим и счастливым человеком. Это, правда, очень сложно, мир очень хрупок, да и война еще не закончилась. По крайней мере не отболела боль.
Хотелось бы сказать, что мамы наши – большие молодцы, ейбогу. Раз мы тут в сетях делаем перепосты и фоткаем свою еду, чувствуем себя более-менее окэй, депрессуем не в стационаре, а в интернете, то наши мамы справились со своей задачей. А у некоторых еще и папы. Они справились с очень сложным квестом, в котором нет читов, а подсказки, если и есть, то половина из них неверные, и задачу не упрощают, а только усложняют. Советы и статьи в очень обширном сегодня информационном поле вокруг беременности, родов и воспитания иногда дают опору, но часто запутывают колоссально, вгоняют в чувство вины, ставят в ситуацию выбора, где выбор сделать почти невозможно, а ответственность за выбор уже на тебе, ибо ты вроде как проинформирован о последствиях.
В квесте этом итог многолетней душевной твоей работы в идеале должен быть совершенно от тебя автономным и ничем тебе необязанным, факт. Стребовать чегось в ответ не с кого. Кому-то везет, а кому-то стакан воды все равно подать будет некому. К тому же, все ведь сегодня умные, и знают, что решать свои внутренние проблемы за счет ребенка нехорошо и неправильно. Надо бы создать «надежную привязанность» при помощи полной своей эмоциональной включенности, а затем отпустить целиком и полностью на волю. Надо бы оградить его от собственных душевных проблем, тараканов и комплексов, дабы не травмировать.
А правильно и хорошо, мол, – просто любить ребенка, получать удовольствие и большую радость, не требуя с него ничего сегодня и не надеясь на некий будущий результат усилий послезавтра. И чем выше у человека некая отметка «духовного роста», тем больше радости и кайфа он получает в процессе воспитания детей. Тут немного иронии и в то же время немного правды. И вот про одну радость, про один уникальный бонус этого самого родительства я и хочу сказать: возможность наблюдать за чудом.
Педиатры знают о развитии маленького ребенка почти так же мало, как акушеры-гинекологи - о родах. Более квалифицированные специалисты и ученые, пожалуй, больше осведомлены, но тем не менее, наблюдать эти явления обычному человеку – это действительно шанс увидеть чудо. Насколько сжато во времени происходит множество кризисов развития, узнавание нового, овладение новыми качествами… Видеть это, понимая хотя бы отдаленно, что происходит с малышом – это как видеть дерево, которое вырастает за час из зернышка до раскидистого великана.
Поэтому я хочу сказать, что не только наши мамы молодцы, но и мы, каждый – очень крутые, сильные и вообще – чудо. Маленькому человеку сложно и трудно все: кушать, какать, пукать, спать, выращивать себе тело, видеть, слышать, осознавать что ты такое, и что такое всё-что-не-ты. Очень тяжело, не понимая собственных потребностей и не умея их обеспечивать, не обладая работающим каналом связи со своим помощником и божеством, объяснить чегось этому самому помощнику и божеству. При том что божество тупит, ничего не понимает, не высыпается, борется с лактостазами, непрошенными советчиками, собственной тревогой и чувством вины.
Вобщем, мы, каждый – офигенен. Мы прошли ужасно сложный путь, который совсем не помним, и это еще до проблем в детском саду, оценок, злых учителей, неверных возлюбленных и тупых начальников.
Если ты научился как следует пукать - то уже не имеешь права сказать себе, что ничего не добился в жизни и вообще, ничего у тебя не получается.
Ты такая смотришь на страничку клевого парня, а там написано "женат". И так приятно, что на тебе, - маленький злобный тролль внутри тебя потирает ручки и довольно хихикает. Кому-то любовь дарит бабочек в животе или других животных, а тебе подарила довольного мохнатого тролля с писклявым хохотом. Кому б еще так свезло.
И он всегда был ужасно серьезен, а ты такая даже и не думала, что будет у вас - вот так, и что до такого дойдет, людидобрые. Да и правда, кто бы мог подумать, что взять замуж можно женщину, которая ломанулась к выходу из помещения подобно дикому лосю при виде кольца?
И он такой берет и меняет пространство вокруг тебя. Будь то ремонт, атмосфера или вовсе качество жизни. Потому что вкалывать любит и строить умеет, дома и отношения. И нету вам обоим ничего приятней и интересней этой стройки...
И ты вдруг понимаешь, что не боишься новой осени. Потому что вы с ним легко разруливаете любые жопы, даже самые страшные из них - те, что внутри тебя случаются. К тому же жопы внутри тебя случаются все реже, а чудеса - все чаще. Впрочем, самое чудесное из чудес могло бы тоже напугать, если бы рядом не было его.
Впрочем, тебя уже не пугает даже делать и вешать совместное сэлфи и мимимишные посты. О чем тут еще говорить? Человек ты пропащий уже, ясное дело.
...Collapse )
Посвящается детскому творчеству...

Медсестра и завхоз. Обрывок диалога в нашем детсадовском коридоре.
"Вот ты подумала, что это снеговики, а я подумала, что это пингвины. А, оказывается, это просто мамы!"
Судя по контексту, прошли мимо выставленных детских рисунков в группе.

Это как креативность живет.
А вот как она умирает:

Забегаю в группу. У детей заканчивается занятие по изобразительной деятельности. Воспитательница в этой группе хорошая. Ну то есть как, она такая обычная женщина, из тех, что "Орет нечасто, слава богу". В трудовых условиях детсада попадаются ведь такие садисты что убить хочется. А это вполне себе адекватная, простая, незамутненная и иногда даже душевная дама.
Итак, детям было дано задание: раскрасить или украсить "рамочку", которую образуют два круга: один побольше, второй поменьше.
Дети подбегают поделиться (а как же иначе).
-Хорошо, Ульяна!
-Саша,молодец!

А потом подбегает поделиться мальчик, у которого разрисовано пространство за кругами, а не между кругами.
- Поди выбрось это в мусорку!! Ты слушал, что надо было сделать?? где надо было рисовать???

Прибегает следующий. А у него растут одуванчики внутри внутреннего круга. Оранжевые.
-Еще один! где нужно было рисовать??? И вообще, где ты видел оранжевые одуванячики?? Дети, посмотрите! Какого цвета должны быть одуванчики??

Дети конечно хором отвечают правильно. Ведь очевидно же, что одуванчики бывают желтые или белые, в самом деле. не оранжевые же.
Мальчики сидят молчаливые, один свой лист смял. Мои комментарии про "у тебя просто другой рисунок получился,свой, он тоже ведь красивый.." и иные бла-бла-бла уже совершенно бесполезны.

потом они подрастут, мы будем мерять им креативность тестом Торренса и сокрушаться.

готовность к школе

Что говорят о школе малыши, выпускники нашего детского сада, которые в этом сентябре уже станут первоклассниками.
Тут, вобщем, никакие комментарии специалиста не нужны, поэтому слово - детям. А говорят они вот так:Collapse )

15 декабря

15го декабря 12 лет назад, ты уже ушел, а мы еще не знали. В этот день я последний раз в жизни сохраняла спокойствие в неспокойной ситуации. Все уже волновались, искали тебя, не находили себе места. А я была спокойна, как удав. Я почему-то была совершенно уверена, что с тобой все в порядке, хотя это было не очень похоже на тебя, исчезать где-то в неизвестном направлении, никого не предупредив.в моем мире никак не умещалась гипотеза о том, что с тобой действительно что-то случилось.
Я была спокойна. Мама купила киви, 2 штуки, одну мне и одну тебе. Твою меня позже тоже заставили съесть, на следующий день, когда уже все стало известно.
С тех пор мне никогда не удается сохранять спокойствие если кто-то пропал. Пусть и ненадолго, и пусть есть сто причин тому что родной человек загулял, опоздал, проспал, не слышит телефон. Ни одна из этих причин на меня не действует. Я ужасно волнуюсь, паникую, ебу всем мозг и довожу до белого каления. Я уже научилась обращаться с этим, заранее предупреждаю людей, что если они собираются стать мне родными, то должны знать, что я выебу мозг, если они пропадут где-то ночью или попадут в какую-то передрягу. А они понемногу тоже учатся, предупреждают, если что-то не так, и вообще.
Моя жизнь четко разделилась на две части, до 15го декабря 2001 года и начиная с 16го декабря. В тот день, возможно, случилась еще не самая страшная из всех бед, но Рубикон был перейден, как ты написал в своем дневнике. А ведь теперь это уже почти полжизни сверху накапало.
Я вроде осталась та же, но стала совсем другая. Я как-то так собралась, взяла себя в руки, ведь надо было делать дела, поддерживать наших. Да так себя и не разжимала больше рук. Все забочусь, поддерживаю и делаю дела. Держу себя в руках.
Только иногда оттаю себя зачем-то в чужие руки, только это редко заканчивается хорошо. Лучше уж в своих руках, они хоть и подустали, но понадежней многих будут.

А папа сидел за тем столом на кухне, за которым сижу сейчас я, и бухал что-то дешевое. И плакал. Это тоже было первый раз. И потом сидел еще три года одинокими своими вечерами, такими как мои сейчас. И кашлял, кашлял. Как я сейчас.
И не было места больше ни для вдоха, ни для выдоха, ни для чего-то другого, кроме их печали.
Они говорили, а я им запрещала, и до сих пор очень редко говорю.
И как-то еще тогда, сразу мне было печальнее всего то, что я больше ничего не скажу тебе. Ну вот именно не поговорю, и мы не потрындим. Как так, ушел и не потрындел.
Теперь я на всякий случай трынжу со всеми много, мало ли)


Я люблю тебя. Мне очень жаль.
я в детском садике работаю психологом и руководителем кружка английского языка (группа садовцев и три группы первоклашек)
Елена-Эдуардовна-психолог сбилась с ног выискивая тех детей, которым может быть нужна особая помощь, передавала свой телефон и график работы их родителям через воспитателей, досиживает до семи вечера, хоть все уже ушли из сада, потому что родители ведь могут прийти на консультацию. Елена Эдуардовна-психолог может проводить индивидуальные занятия с детьми, может пригласить лучшего (а из практикующих - почти единственного) в стране нейропсихолога для консультации, если это будет необходимо. И Елене Эдуардовне-психологу не позвонил никто. Даже мама неговорящего почти пятилетнего мальчика, который занимается где-то с логопедом. Никто не позвонил и ни разу не пришел.
Зато Елену Эдуардовну-англичанку регулярно ловят родители и спрашивают, буду ли я брать грамматику, будет ли ребенок знать язык, как его успехи (это было еще после одного первого занятия), буду ли я учить стихи с детьми, что мы уже выучили, и, главное, почему у детей в первом классе английский только один раз в неделю!!! при том что у них кроме моего кружка еще два есть. Ах да, еще спрашивают, хорошо ли ребенок вел себя на уроке, был ли послушным или может дать ему втык.

А чудеса

Иногда в терапии происходят чудеса и волшебство. Ты никому не можешь рассказывать об этом, и это тоже добавляет волшебности... То, что приносят мне человеки, и как доверяют, - это чудеса и волшебство. Я рада моим человекам-клиентам, рада их доверию. Они у меня молодцы. Еще интересно, что чем больше уровень доверия, тем больше боли, а чем больше боли - тем больше волшебства.
А еще я только теперь понимаю, какую глубину дает именно постоянство, регулярность встреч, а не просто работа в режиме "скорой помощи". Я и в собственной терапии наблюдала эту разницу, и теперь вижу у клиентов. Это совсем другая работа, и совсем другие результаты. Кстати, нынче слово "клиент" мне кажется недостаточно бережным каким-то, неподходящим. А чем заменить - непонятно.

КОнгресс

V международный конгресс
«Молодое поколение XXI века:
актуальные проблемы социально-психологического здоровья»

Я была в Москве на один день, и на полдня из этого дня меня занесло на международный конгресс, посвященный довольно-таки широкому кругу проблем психологии и психиатрии, а то даже и социологии, педиатрии. Про конгресс я знала заранее, но попала на него все равно неожиданно. Меня туда никто не звал, хотя звали моих любимых коллег и преподавателей. Их туда звали выступить, и она не поехали, а я вот решила зайти и послушать. Была бы там Сашка, было бы конечно гораздо веселей, но учитывая что там тепло (а я ужасно много мерзла в тот день) и кормят бутербродами бесплатно (в Москве знаете ли, не везде найдешь дешевый бутерброд, не то что бесплатный), то было очень даже сносно. Ну и были интересные выступающие.
Масштаб мероприятия впечатляет, но приглядевшись, понимаешь, что российские бородатые дядьки – почти такие же, что и наши, белорусские. Там, как и у нас, выступают как с очень интересными докладами, так и с довольно скучными.
И, как говорит Даша, “трава зеленая” или “привет капитану очевидность”: кто бы мог подумать, ценностные установки замужних мам дошкольников и одиноких мам дошкольников отличаются, кто бы мог подумать, что если первые больше нацелены на воспитание детей и сохранение теплых супружеских отношений, то вторые почему-то больше прилагают усилий к карьерному росту и материальному благополучию, представляете?

По нашей славной студенческой традиции записала несколько перлов и просто интересных фактов:

Описывая социологию дошкольного детства, многоуважаемый профессор говорит: “Если мы опрокинем данные, полученные в исследовании дошкольного детства на всю систему взаимоотношений в обществе в целом…”
Рассуждая о функциональных блоках мозга по Лурии, другой многоуважаемый профессор и президент ассоциации говорит: “… так, наши футболисты могут пока либо бегать, либо думать…”
Далее, “… совершенно аксиомальная позиция, ее достаточно просто постулировать и декларировать”
Затем “ … если мы хотим ПОЛУЧИТЬ более здоровое, умное и толерантное поколение, сотрудничеству педиатров, психологов и психиатров альтернативы нет”. И ведь, собственно, не поспоришь, но вот смущает это “получить”.

А вот и не совсем смешное:
Профессор Менделевич, докладчик из Казани, очень интересно рассуждал об интернет-зависимости, и обожемой, упомянул, что имеет место факт применения в России метода электросудорожной терапии в лечении интернет-зависимости. Он же упоминает, что люди с расстройствами аутистическго спектра предпочитают по статистике сайты знакомств в интернете прочим. Я была удивлена.
Дама в начале пленарного заседания (опоздала, не услыша как ее зовут и чем занимается) упоминала исследование, в котором рассчитывался суицидальный риск у разных групп детей. Так вот на первом месте стоят дети-сироты, и это не очень удивительно, а вот на втором месте оказались ребята из элитных гимназий, в которых царит жесткая конкуренция и рейтинговая система оценивания. И это, кстати, тоже не очень удивительно, но представляется важным подчеркнуть. Другой докладчик упоминает, что подсчитал интеллектуальную нагрузку детей в каком-то учебном заведении. Исключая занятия споротом, ТОЛЬКО интеллектуальная нагрузка составила 60 часов в неделю. Ставка школьного психолога в Республике Беларусь – 40 часов в неделю. У педагогов – 20.

А другая дама, которая руководит системой оказания психиатрической помощи детям в Москве, говорила помимо масштабов “коечного фонда” еще и о печальной статистике (6% детей предпринимают успешные или неуспешные попытки суицида).

Портнова А.А. – интересный доклад про детей в чрезвычайных ситуациях. Оказывается, влияние волонтеров может быть патогенным для детей в остром стрессовом расстройстве, в таких масштабах, что это становится заметным и осложняет работу психиатров впоследствии. Также она упоминала астено-депрессивный вариант ПТСР – надо бы почитать.

К этому времени, кстати, молодой человек в соседнем кресле мирно посапывал.

Еще было интересным и новым услышать про “материнский гипноз”, “позитивный регресс” и технологию ре-онтогенеза. Это туда же, в “надо бы почитать”.

Ах да, если бы Саша, Даша, Анна Александровна и Татьяна Ивановна поехали, они бы точно там выглядели бы ну очень интересно и достойно.

адаптация

В основном я пока обитаю в яслях, у них там слезы и адаптация. Не знаю как адаптация детей к детскому саду, а адаптация нового психолога происходит вполне себе неплохо.
Ясли это что-то. Восемь-девять малышей, каждый ребенок в единицу времени если не льет слезы, то хочет писать, или только что стукнул кого-то по голове, или его самого по голове только что стукнули, и совершенно точно у него текут сопли, и возможно он залез за шкаф.
На улице все то же самое, но нет шкафа, зато есть песок. Песок во рту, в ушах и за воротником. А еще на всех хватает вёдер и лопат, но катастрофически не хватает молотков, - молоток один, к большому сожалению всех. И вот этот молоток преткновения он корень зла, потому что кому нужны девять лопат если есть один молоток?

Каблуки быстро сменились на кеды, документация на салфетки, а прогрессивные педагогические методы - на «зачем ты ударила Артема».

А одеть девять единиц детей этим двум героическим женщинам вообще довольно сложно, поэтому к этому процессу приобщили не только меня, но и замзаведующей иногда ищет чей-нибудь левый ботинок.

Всякие очень-нужные-бумаги я буду видимо в свободное от работы время оформлять.

А сегодня, уходя домой, я глянула в детское расписание и увидела, что у этих моих милых сопливых почтинеговорящих 2леток в понедельник с 9.30 до 9.50 занятие «Человек и общество»…. Куда деваться.

Ни у кого нет зеленой рубашки? В пятницу Елена Эдуардовна будет Незнайкой на мероприятии по пожарной безопасности.